Человек, придумавший Шотландию. К 250-летию со дня рождения Вальтера Скотта

Часть 2. “Волшебник севера”

Именно так называли Скотта его современники, и, в общем, справедливо. Из под его пера вышла Шотландия, которой, на самом деле, никогда не было, но которая покорила сердца и умы многочисленных читателей, и которая живет и процветает и по сей день. По словам профессора Джулии Шилдз из университета Gresham College, “его Шотландия полна величественных горных пейзажей, испещренных темными озерами и великолепными замками, и населена отважными героями в килтах, сражающимися в битвах, которые, как нам прекрасно известно, они проиграют. Эта Шотландия процветает и по сей день на жестяных коробках с песочным печеньем и в “Чужестранке” Дианы Гэблдон”.

Стоб Бан, гора в западной части Хайлендс
Ни само Северо-шотландское нагорье (так географически правильно называются Хайлендс), ни его природные и погодные условия после Скотта не изменились. Но изменилось отношение к ним

При этом свою творческую карьеру Вальтер Скотт начинал не как прозаик, а как поэт, и поэт очень успешный. Его первая поэма “Песнь последнего менестреля” произвела фурор у читающей публики и… резко увеличила число туристов, желающих посетить развалины Мелроузского аббатства.

Аббатство Мелроуз
Мелроузское аббатство (оно же аббатство Мелроуз). Совсем ночью посмотреть на него никак не получится, потому что его теперь подсвечивают. А вот под свинцовыи низкими грозовыми тучами – это пожалуйста. Я его сама как раз при такой погоде и наблюдала и могу подвердить: атмосфера слегка жутковатая

Ну, разве можно было устоять, прочитав следующие строки:

“Кто хочет Мелроз увидеть, тот

Пусть в лунную ночь к нему подойдет.

Днем солнечный свет, веселый и ясный,

Развалины эти ласкает напрасно,

А в темной ночи величаво черны

И арки окон и проломы стены,

И в лунном холодном, неверном сиянье

Разрушенной башни страшны очертанья”. (“Песнь последнего менестреля”, песнь 2, перевод Т. Гнедич)

“Песнь последнего менестреля” стала первым, но далеко не последним случаем положительного и финансово-выгодного влияния Скотта на шотландский туризм.

Иллюстрация к поэме Вальтера Скотта "Дева озера"
Иллюстрация к “Деве озера”. Там, как водится, любовь, история, немного предательства и благородство со всех сторон. Конец, правда, счастливый. И на том спасибо. Картина Александра Джонсона, 1849 г.

Вслед за “Менестрелем” последовали “Мармион” и “Дева озера”. На следующий год после публикации “Девы” число туристов, желающих полюбоваться на озеро Лох-Катрин, где происходит действие поэмы, выросло в три раза.

Казалось бы, что Вальтер Скотт мог с чистой совестью продолжать стихотворную карьеру, греясь в лучах славы самого популярного британского поэта, но тут на его беду, но на радость мировой литературе, на поэтический Олимп ворвался некий лорд Байрон с “Паломничеством Чайльд-Гарольда”. Быть вторым Скотту не хотелось, и он принялся за прозу.

Источник: https://www.bbc.com/

Добавить комментарий